Секс после женского рака возможен? – отвечает онкосексолог

Меняет ли диагноз, связанный с онкогинекологией, сексуальную жизнь женщины? Почему так мало специалистов, готовых консультировать «про это»? Кто снимет «табу» с деликатной темы? Как в Польше онкопациенток консультируют в области интима? Что нужно сделать, чтобы диагноз «рак» не исключил секс?

На эти и другие вопросы отвечает врач акушер-гинеколог, онколог, сексолог, руководитель Отделения гинекологии и онкологической гинекологии больницы повета Челядзь; профессор Института медицинских наук Опольского университета Кшиштоф НОВОСЕЛЬСКИЙ.

врач акушер-гинеколог, онколог, сексолог, руководитель Отделения гинекологии и онкологической гинекологии больницы повета Челядзь; профессор Института медицинских наук Опольского университета
Кшиштоф НОВОСЕЛЬСКИЙ

– Пан Кшиштоф, почему Вы решили стать врачом? Что послужило причиной выбора именно этой профессии?

– Несмотря на то, что этот вопрос традиционно задают всем врачам, на него каждый раз сложно ответить. Частично – это стечение обстоятельств, частично – это желание помогать людям. В этом мой выбор ничем не отличается от выбора коллег-медиков. В моей семье прежде не было врачей. Был ксендз, монахини, но никто не имел ничего общего с медициной. К слову, и у меня тоже был момент, когда я серьезно задумывался над тем, чтобы работать в духовной семинарии. Однако в конечном итоге победила медицина. Хотя… Я думаю, что эти профессии очень близки. В любом случае главенствующую роль играет призвание.

– Опишите, пожалуйста, как Вы и Ваши коллеги-онкосексологи работают с онкопациентками?

– Например, в наше отделение обращается пациентка, у которой диагностировали новообразование – гинекологическую онкологию. Это моя специализация, но перед операцией с ней обязательно должен поработать и онкопсихолог. С пациенткой он говорит о том, что после хирургического вмешательства секс будет выглядеть по-другому и к этому новому образу жизни надо подготовиться. Когда лечение заканчивается, я или мои коллеги проводим контроль. И в рамках этого контроля задаем обязательный вопрос: «А как у вас после операции и лечения обстоят дела с сексом?». Как правило, сразу после окончания лечения, когда и физические, и психологические раны очень свежи, пациентка говорит: «Ой, секс меня меньше всего сейчас волнует». Мы при этом ни в коем случае не принуждаем женщину отвечать на этот вопрос, но благодаря ему мы снимаем табу с этой очень закрытой и интимной сферы, когда кажется, что это только твоя личная проблема. И когда пациентка приходит на плановый прием месяца через три, мы повторяем вопрос. Когда видим, что женщина уже более расположена к откровенному разговору, тогда начинаем уточнять детали. Например, наблюдается ли у нее сухость влагалища, есть ли сексуальное желание и т.п. Как правило, женщина потихоньку включается в конкретный разговор и уже больше готова отвечать на эти и другие вопросы. А потом она делится своими впечатлениями о посещении врача-онкосексолога с такими же онкопациентками. И благодаря такому «сарафанному радио» к женщинам, перенесшим онкогинекологические лечение, приходит понимание, что эту тему можно поднимать и всерьез обсуждать. Они открываются и знают, что на самые сложные вопросы в этой тонкой сфере можно получить ответы и помощь.

– Профессиональную помощь онкосексолога женщина может получить в любой части Польши или только в онкоклиниках?

– Это сложный вопрос. Людей, практикующих онкосексологию, на всю Польшу всего 40-50 человек. Их может и больше, но именно столько действительно оказывают профессиональную помощь. Обычно гинеколог по месту жительства не берет на себя ответственность за такого рода консультацию, а направляет таких пациенток к онкосексологу. К счастью, сегодня проехать 100 километров – не такая и сложная задача. Кроме того, лично я не скрываю адрес своей электронной почты, широко его рекламирую и всем рекомендую обращаться дистанционно – это можно сделать всегда.
Я убежден, не каждый гинеколог должен быть сексологом, онкосексологом. Главное, чтобы он не отбивал интереса пациентки к этой теме и знал, куда направить нуждающуюся в помощи женщину. Ведь секс – это очень важно, и для того, чтобы радоваться жизни, этот вопрос тоже должен быть решен. Мы пытаемся построить такую систему: приходит пациентка к своему гинекологу и говорит: «Знаете что? После болезни у меня нет желания заниматься сексом». А врач должен ответить: «Я вас направлю к специалисту, с которым вы решите эту проблему». Лично я всячески культивирую эту идею среди своих коллег и подчиненных и сам придерживаюсь такой политики. Что еще важно. Такие пациентки у нас принимаются по страховке, то есть бесплатно. И до конца жизни каждая подобная консультация по системе страховой медицины не будет стоить им ни копейки из личного кошелька.

– В Польше онкосексология является отдельной дисциплиной в медицинском образовании?

– Говорить об онкосексологии, как об отдельной дисциплине, будет не совсем верно. Есть такая специализация «Сексология». Онкосексология – одно из ее направлений. Есть, к слову, еще и кардиосексология и др. После получения высшего медицинского образования можно выбирать узкую специализацию – онкологическая сексология. Я, в частности, на базе высшего медобразования два года дополнительно обучался в области онкологической гинекологии и потом еще два года изучал онкосексологию.

– Чтобы обучение по такой пусть и узкой специализации как онкосексология было возможным, нужно исследовать и обобщать практику, написать учебные пособия…

– В Польше в целом сексология имеет давнюю традицию, которая началась еще в 60-е годы прошлого века. По онкосексологии сегодня существуют специализированные учебные материалы, и я имею честь быть автором нескольких глав в учебнике по сексологии. Мы считаем, что сексологию должно изучать и преподавать, потому что она отражает важную область в жизни человека.

Должен отметить, что в Польше много лет ушло на то, чтобы ввести предмет «Сексология» в программы медицинских вузов. Эту дисциплину наши студенты начали изучать не так давно. У нас есть и учебники, и другие материалы.

– Каким образом онкосексологи повышают квалификацию? Есть ли такие курсы?

– Существуют отдельные тематические курсы, но какой-то выстроенной, организованной системы повышения квалификации нет. Мы прилагаем сейчас максимум усилий для того, чтобы нести знания об онкогинекологии и онкосексологии в широкие массы врачей. Например, раз в три года в Польше проходит большая конференция для медиков, где предусмотрена специальная секция по онкосексологии. Там мы делимся своим опытом с врачами общей практики и других специальностей. Мы всеми силами подчеркиваем значимость этой тематики.

– В Беларуси пока нет такой узкой специализации как онкосексология. Можете дать совет, с чего начать?

– Мне кажется, самый простой и короткий способ подготовки профессионалов в этой области – дополнительный курс сексологии для гинекологов и онкогинекологов. Не думаю, что нужно тратить на специализацию два года, можно потратить 40-60 часов, включив в содержание курса небольшое количество теоретических лекций, а главный упор сделать на практику. Это полгода. Если надо, я готов делиться опытом, учебными материалами, читать лекции для коллег из Беларуси. В таких ситуациях я это делаю бесплатно и с удовольствием. Мне очень хочется, чтобы все наши онкопациентки стали счастливее.

Онлайн-лекция Кшиштофа Новосельского «Поговорим о сексе после … онкологического заболевания» состоится 3 октября 2020 года в 12.00.  Если вы – врач или психолог, вы можете принять непосредственное участие или пригласить ваших коллег или знакомых к участию. Если вы – пациент, вы можете пригласить знакомых вам специалистов, кому интересна эта тема, к участию.  Регистрация на лекцию ЗДЕСЬ.

Справки по телефонам: +375-29-627-80-35, +375-29-752-15-88.

Oncopatient.by

Была ли эта статья полезна?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.