«Чтобы дойти до цели, нужно прежде всего идти»

Продолжаем знакомство с экспертами, спикерами эстафеты «Во имя жизни» для онкопациентов и их близких —  интервью Информационного портала Здоровые люди.

Знакомьтесь: Людмила Лапикова, косметолог-эстетист. По образованию медсестра, некоторое время работала в РНПЦ онкологии и медрадиологии им. Н. Н. Александрова. Сейчас Людмила занимается частной практикой и ведет в том числе прием девушек и женщин, которые перенесли онкозаболевание.

Косметолог-эстетист
ЛЮДМИЛА ЛАПИКОВА

— Людмила, я знаю, что стимулом для получения медицинского образования стала очень личная история. Но сейчас вы занимаетесь косметологией. Расскажите о вашем профессиональном пути.

Действительно, первоначально мой выбор определило стечение обстоятельств. Мне было 16 лет, когда в 1996 году у мамы диагностировали лимфосаркому лимфоузлов средостения. Начало заболевания было острым, сопровождалось трагическими событиями: спустя 2 месяца после того, как маме поставили диагноз, умер дедушка – известие о болезни дочери стало для него ударом. Именно тогда я для себя решила, что свяжу жизнь с медициной: хотелось разобраться, почему так происходит и как можно помочь. Объективно оценив свои силы, я поступила в борисовское медучилище, потом, когда маме стало хуже и она нуждалась в помощи, перевелась поближе к дому – в Слуцк. После окончания училища попала по распределению в НИИ онкологии в торакальное отделение, как раз то, где лежала моя мама.

Честно скажу, психологически было очень тяжело. В 19 лет мало кто готов видеть и спокойно воспринимать чужие страдания. Спустя время перешла в консультативно-поликлиническое отделение и 4 года проработала на приеме у химиотерапевта. Это был бесценный опыт. Мы видели пациентов от начала болезни, в течение терапии, наблюдали динамику… Я, кстати, обратила внимание, что на некоторые вопросы пациента врач не может дать ответ просто потому, что они не входят в его компетенцию. Например, каким уходовым кремом можно пользоваться девушке с онкозаболеванием, можно ли проводить косметические процедуры немедицинского характера.

По счастливой случайности мне удалось попасть на курсы косметологических медсестер. Но потом жизнь завертелась: я вышла замуж, ушла в декретный отпуск. После него пришлось сделать непростой выбор: найти работу, которую я могла бы подстроить под режим ребенка. Так я оказалась в одном из столичных салонов красоты. Но долго работать там не смогла – я хотела помогать, а вся моя работа свелась к оказанию услуг клиентам, которые, по правде говоря, не очень в них нуждались.

Так идея помогать женщинам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, становилась все более оформленной. Первыми клиентками стали знакомые моей мамы, которые прошли лечение от онкозаболевания.

— Курсы химио- и лучевой терапии сказываются на состоянии кожи?

Безусловно. Так как химиопрепараты чаще всего вводят внутривенно, они распространяются по всему организму и атакуют не только опухолевые, но и здоровые активно делящиеся клетки, в частности, в волосяных фолликулах, красном костном мозге, слизистых оболочках. Из-за этого возникают побочные эффекты. Выпадают волосы, ресницы, брови.

Кожа становится сухой, чувствительной, раздраженной. С этой проблемой сталкивается каждый онкопациент.

У меня хорошая визуальная память. Еще во время работы в РНПЦ ОМР я обращала внимание, как менялась, условно говоря, девушка с момента первого визита к химиотерапевту и в процессе спецтерапии. Вот она приходит молодая, красивая, с гладкой, светлой кожей. А уже через несколько курсов не самой сильной химиотерапии кожа ее меняется, становится сухой, серой. Если частью терапии являются кортикостероиды, то через какое-то время может присоединиться отечность. А ведь в этот период у пациентов и так много страхов, переживаний, а тут еще и внешние изменения…

— Но ведь спустя время организм восстанавливается, волосы отрастают, так и кожа, наверное, возвращается в прежнее состояние?

Да. Но ей нужно помогать. И не только в период после активного лечения и во время нахождения в больнице, где очень сухой воздух.

Сейчас акцент делается на амбулаторную химиотерапию, когда между курсами человек находится дома, кто-то даже ходит на работу. И для многих важно хорошо выглядеть. А чтобы хорошо выглядеть, надо знать, как правильно за собой ухаживать.

Что касается ухода в восстановительном периоде, судите сами: в течение двух лет после активного лечения волосы растут с измененной под воздействием препаратов структурой. У кого-то был прямой волос – стал вьющийся, или наоборот. Представляете, сколько должно пройти процессов, циклов, чтобы все восстановилось! То же самое и с кожей, ведь это живой орган. У кого-то цикл восстановления может быть короче, у кого-то длиннее, все зависит от резервных сил организма.

Удивительно, но я не нашла ни одного компетентного русскоязычного источника о том, как правильно ухаживать за собой во время спецтерапии и после нее. Однажды Ирина Жихар, руководитель Центра поддержки онкопациентов «Во имя жизни», предложила провести встречу с женщинами, пациентками химиотерапевтического отделения, чтобы рассказать им более подробно об изменениях кожи во время лечения и о том, что можно делать, ухаживая за собой без вреда для здоровья. Помочь в подготовке этой встречи согласился мой знакомый, врач, медицинский журналист московского издания «Косметика. Медицина» Александр Дубовик. Мы вместе искали необходимую информацию. Ведь жизнь в процессе и после лечения продолжается, и некоторые женщины открыто говорят, что хотели бы не только ухаживать за собой, но впоследствии, возможно, прибегнуть к инъекциям ботулотоксина, к мезотерапии, РФ-лифтингу.

— Как вы попали в эстафету «Во имя жизни»?

Это стало, по сути, результатом моего постоянного поиска возможности помогать женщинам и девушкам с онкозаболеваниями. Пару лет назад через соцсети я вышла на Тамару Лисицкую, которая активно помогает РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии и проводит там разного рода благотворительные мероприятия. Тамара искала мастеров, которые могли бы сделать что-то для мам, которые по полгода лежат с детками в клинике. Я предложила свою помощь и участие. Возможность привести себя в порядок, обновить прическу, маникюр, получить косметические услуги – это своего рода психологическая перезагрузка, эмоциональный выход какой-то, соприкосновение с внешним миром. Я получала кайф от того, что хоть немного причастна к этому, это то, что я искала долгое время: бесплатно, от души помогать другим.

Ирину Жихар я точно так же нашла через соцсети и предложила свою помощь.

— Онкопациент для вас отличается от других людей?

Отличается. Когда я работала в салоне, ко мне приходили молоденькие девушки и жаловались: я старая, вот тут у меня морщинки. На самом деле ничего этого не было. Если уж по-хорошему им нужен был психолог, а не косметолог.

А вот девушки и женщины с онко – другое дело. Тут иной психологический настрой. У них первоочередная задача поправиться, выздороветь, появляются иные жизненные ценности. И те же морщинки уже не имеют первостепенного значения.

Красота – это производная здоровья. Нельзя быть абсолютно красивым, не будучи уверенным, что ты здоров. Но я бы сказала, это двустороннее движение. Даже во время болезни нельзя забывать о себе. Поэтому многие девушки и женщины хотят оставаться красивыми во время болезни – это как стимул быстрее выздороветь.

Некоторые мои коллеги удивляются: разве онкопациенты ходят к косметологам? Конечно! Жизнь-то продолжается. Но вот это заблуждение, что онкопациентам ничего не надо и ничего их не интересует, часто приводит к тому, что у своих клиентов косметологи не спрашивают, есть ли у них какие-то заболевания. А ведь у любой косметологической процедуры немедицинского характера есть свои противопоказания, в частности онкозаболевания.

— Именно об этом и будет ваше послание во время эстафеты?

И об этом в том числе. Я расскажу об алгоритме базового ухода за собой, о том, какими средствами можно пользоваться, а какими нет. Какие косметологические процедуры принесут пользу, а какие могут навредить.

Мне, честно говоря, не по себе, когда я слышу, что женщине с раком в анамнезе предлагают агрессивный химический пилинг. Она прошла курсы химиотерапии, чтобы подавить рост клеток, а химический пилинг делают для того, чтобы клетки быстро делились. Это и нарушение профессиональной этики, и вред здоровью, по сути. Но ведь женщина этого может и не знать, она просто доверилась мастеру, который даже медобразования не имеет (сейчас это допустимо). Поэтому важно женщин информировать.

— Ваши планы на будущее?

Косметолог-эстетист
ЛЮДМИЛА ЛАПИКОВА

Очень хочется создать социальный проект, чтобы женщина могла воспользоваться бесплатно услугами косметолога, парикмахера, мастера по маникюру. Это могут быть выездные мероприятия, например. Но нужна серьезная спонсорская помощь, мастера-волонтеры, которые готовы работать безвозмездно, потому что такая забота должна быть доступна. Я вижу, как счастливы те женщины из солигорской глубинки, где живет моя мама, когда я приезжаю и приглашаю их на масочку. Хотя они там привыкли с утра до вечера на грядках, по хозяйству. Но забота приятна каждой женщине. Ведь все, что улучшает качество жизни во время лечения и после него, все, что радует и помогает забыть о проблемах, помогает выздоравливать!

Во Франции есть целое движение косметологов – они в определенные дни приходят в клиники для онкопациентов и делают им уходовые процедуры. Оказывается, что женщины, которые получали такую помощь, выздоравливают быстрее и чувствуют себя лучше.

— Что значит для вас победить рак?

Победить рак – это точно не победить себя. Наверное, это умение радоваться жизни здесь и сейчас. На самом деле это тяжело. Это такой навык, который приходит либо с годами, либо с опытом.

— Есть какой-то человек, который является для вас образцом для подражания?

Я всегда жила по принципу: не сотвори себе кумира. У меня никогда не было, как принято говорить любимого певца, актера. Это всегда какой-то собирательный образ. Например, те же Тамара Лисицкая и Ирина Жихар, российская актриса Чулпан Хаматова – люди, которые однажды взяли на себя какие-то личные обязательства помогать и продолжают им следовать. Тихо, не крича об этом на каждом углу.

— Есть жизненное правило, которому вы стараетесь следовать?

Эти правила в зависимости от того, на каком жизненном этапе я находилась, менялись. Сейчас это слова Оноре де Бальзака: чтобы дойти до цели, нужно прежде всего идти.

Фотографии — Виталий Гиль

 

Благодарим Людмилу Лапикову и портал 24health.by за поддержку Эстафеты «Во имя жизни».

До встречи 24 августа 2019 в Минске. Эстафета «Во имя жизни» – это акция для онкопациентов и их близких. Будем учиться грамотно помогать себе и нуждающимся. Против рака мы сильнее вместе!

Oncopatient.by

Была ли эта статья полезна?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.