Седьмой лепесток

– Майя! – голос бабушки эхом разнёсся по всему двору.

Девочка притаилась в своём укромном убежище.

Ты где? Опять на крыше? Слезай сейчас же! Чувствую, добром это не кончится!

Голос бабушки Вали был угрожающим и настойчивым.

Майя посмотрела вниз с высоты пятиэтажного дома. Бабушка пригрозила внучке кулаком, хотя казалась такой маленькой, беззащитной. Что ж, придётся спуститься «с небес на землю», иначе достанется.

Что ни говори, а с бабушкой Майе повезло. Она была доброй, никогда всерьёз не ругалась. Если бы и мама была такой…

Все годы Майя с мамой прожили вдвоём. Возможно, так было бы и дальше,  если бы Майя всерьёз не заболела. У девочки обнаружили лейкемию. Тогда двенадцатилетняя Майя ещё мало понимала, насколько опасна эта болезнь. Страшная новость облетела всех родных. Собирать деньги на лекарства и операцию помогали всем городом.

До болезни Майя была милой, симпатичной, с чёрными густыми косами, а через время превратилась в смешную и лысую девочку. От биохимии волосы выпадали целыми прядями, поэтому пришлось стричься налысо. В тот день, когда её стригли, вместе с Майей плакали и мама и бабушка.

– Ничего, скоро снова отрастут, – успокаивала медсестра. – Вот увидишь!

Больница надолго заменила родной дом, а медсёстры, врачи и санитарки настолько стали близкими, что Майя, порой, называла всех по именам.

Однажды Майя подслушала разговор мамы и бабушки.

– Ничего не говори, я уже всё для себя решила! – голос мамы звучал воинственно. – Все деньги, собранные на лечение Майи потрачу на свой бизнес. Другой такой возможности не будет. Хватит прозябать в нищете, считать копейки от зарплаты до зарплаты…

– Побойся Бога! Это же твоя дочь, ей нужна операция, – голос бабы Вали дрожал. – Как же так?!

– В то, что Майя вылечится, даже сами врачи не верят, – в таком же тоне продолжала мать. – Так стоит ли бросать на ветер такую сумму денег?

– Да что же ты за мать такая?! – взмолилась бабушка.

Мама ничего не ответила, и скоро её каблучки торопливо застучали по больничному коридору.

Её шаги гулким эхом отдавались в голове Майи.

Баба Валя вернулась в палату, присела рядом с внучкой, вздохнула и крепко обняла её.

– Бабушка, я умру? – спросила Майя. При этом её глаза стали неимоверно страшными.

Валентина Ивановна ещё крепче прижала к себе внучку.

– Нет! – бабушка едва сдерживала рыдания. – Бог любит детей и тебя тоже. Он защитит, не позволит. А на маму не обижайся. Просто, она устала…

Казалось, что этот разговор успокоил Майю. С тех пор она никогда не говорила о смерти.

Вот уже два года Майя живёт у бабушки. К сожалению, в школу ходить запретили. Сказали, что учитель будет заниматься с ней дома индивидуально. Майя с грустью посмотрела на свой новенький портфель, который пылился в шкафу, дожидаясь хозяйку. Ей так хотелось вместе со всеми детьми сесть за школьную парту, побегать по стадиону! Но вместо этого – одиночество, замкнутость, грусть…

Как-то Майя поинтересовалась у врача, из-за чего она заболела. Доктор сначала задумался, как будто сам искал ответ на волнующий вопрос, потом ответил:

– Ослабленный иммунитет, большое накопление радиации в организме…

В свои годы Майя уже имела кое-какие представления об особенностях человеческого организма и о вредном воздействии экологии.

– Когда я выздоровею, пойду учиться на врача, – мечтала вслух Майя, радуя бабушку.

Раньше, когда она приезжала к ней на каникулы, всегда забиралась на крышу. Отсюда очень хорошо виден посёлок, а люди казались такими маленькими и беззащитными, как муравьи. А сейчас «экскурсия» на крышу почти вошла в привычку. Особенно тянуло сюда тогда, когда хотелось побыть наедине.

Сегодня Майе было очень грустно. У неё – День рождения. Бабушка испекла пирог, но угостить не кого. Мама не приехала и не позвонила, а Майя очень ждала.

Подавленное настроение не ускользнуло от бабушки. Она обо всём догадалась.

– Маме теперь не до нас, – вздохнула баба Валя. – У неё теперь бизнес и молодой муж с машиной…

Майя не верила, что мама могла променять её на деньги и какого-то там ухажёра. Когда бабушка вышла в магазин, девочка быстро набрала номер домашнего телефона. Ответил мужской голос.

– Позовите маму! – требовательно попросила девочка. – Это её дочь.

– Маму?! – удивился голос в трубке. – Какую ещё маму?

Было слышно, как рядом хихикала мама, и мужчина поинтересовался:

– Зайчонок, у тебя разве есть дочь? Ты об этом мне ничего не говорила…

– У меня нет никакой дочери. Девочка, наверное, ошиблась номером, – прозвучало в ответ.

Майя бросила трубку. Её колотило от нервов и несправедливости. Хотелось снова позвонить и прокричать в трубку о том, что она есть. Но вместо этого громко разревелась.

– Матери звонила? – спросила бабушка, заметив состояние внучки.

Майя кивнула головой.

– Не надо было, – продолжила баба Валя. – У неё теперь своя жизнь – другая, счастливая. И там нет тебя…

Майя ещё громче разрыдалась.

– Почему она не любит меня? Разве я виновата, что заболела?

Баба Валя от обиды закусила губу и прижала внучку к себе.

– Когда-то она не хотела тебя рожать, – сказала бабушка. – Стыдилась своего положения, ведь без мужа растить ребёнка стыдно. Я настояла, сказала, что помогать буду.

Бабушка вздохнула, чмокнула Майю в щёчку.

– Ты – моя девочка. Я тебя в обиду не дам. Мы справимся со всеми болезнями…

Майя тихо всхлипнула.

Девочка стояла на балконе, пуская мыльные пузыри. До слуха невольно донёсся чужой разговор.

– Досталось же Валентине с внучкой, – судачили соседки на скамейке у подъезда. – Бедная только мучается с ней. По врачам и больницам возит, а толку никакого. Девочке всё хуже и хуже…

От услышанного Майя уронила пузырёк с мыльным раствором. В голове шумело. Снова захотелось окунуться в одиночество.

Баба Валя готовила обед, когда услышала, как хлопнула входная дверь.

– Опять на крышу полезет, – с горечью вздохнула бабушка.

На душе у Майи было горько, какая-то неведомая боль давила изнутри. Здесь на крыше нашла несколько завядших полевых ромашек, оставленных ею вчера. Вспомнила, как в детстве гадала на ромашках, и кажется, все желания сбывались.

– Хочу, чтобы бабушка никогда не болела, – оторвала девочка свой первый лепесток. – Хочу, чтобы мама была счастливой…

Майя отрывала лепесточки, загадывая свои «хочу». Маленькие, беленькие листики медленно падали во двор многоэтажки, парили кружась. На миг девочка залюбовалась их полётом. Вот так бы и ей, ощутить эту лёгкость, улететь вдаль, где нет боли, чтобы ни кому не быть обузой…

Она на минуту склонилась и даже не почувствовала, как лёгкий порыв ветра подхватил её. Майя падала, но ей не было страшно. Только рука покрепче сжимала ромашку. Это был последний седьмой лепесток…

Баба Валя в чёрном платке громко рыдала на могиле, обнимая портрет внучки. Неподалёку стояла модно одетая женщина, которая не проронила ни слезинки. Кажется, ей было всё равно…

Галина Самуйлик,
член ОО «БОТЖ» г.Микашевичи

Материал был опубликован в Лунинецком еженедельнике «Информ-прогулка»
Была ли эта статья полезна?

2 thoughts on “Седьмой лепесток

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.