«Музыка – это зеркальное отражение всего, что происходит в жизни»

Теймур Погосян — композитор, автор музыкальной пьесы «Утро нового дня», специально написанной для танцевального старта Эстафеты «Во имя жизни» 24 августа 2019 года.

Композитор,
автор музыкальной пьесы «Утро нового дня»
ТЕЙМУР ПОГОСЯН

 

— Теймур, Вы назвали свою музыку «Утро нового дня». Почему?

— Мне кажется, это очень символично. Дело в том, что я с двухлетнего возраста тоже не бегаю, не прыгаю, поэтому мне хорошо знакомы проблемы больных людей. Я практически от первого лица прочувствовал многие трудности. И подумал, что каждому человеку, а тем более онкобольному, хочется, чтобы завтрашний день был светлее, лучше. Каждый человек живет надеждой на улучшение. Я решил использовать академическую форму написания своей инструментальной пьесы, которая состоит из двух частей: медленной, спокойной части — анданте, и быстрой — аллегро.

— Давно ли Вы занимаетесь музыкой? Можете ли рассказать немного о своем профессиональном пути?

— Музыка — это такая область искусства, которая не имеет границ по уровню мастерства и профессионализма. Как мне кажется, музыка — это зеркальное отражение всего, что происходит в жизни. И как в жизни нет ничего окончательного, все в постоянном развитии, так же и в искусстве. Поэтому не скажу, что на сегодняшний день я такой уж профессиональный музыкант, который все знает, а скорее наоборот, моя «крыша» отодвинулась еще выше.

— Вы же учились музыке профессионально?

— Конечно! Сперва это была музыкальная школа, потом музыкальное училище, а потом — и консерватория. Музыкальную школу я окончил в городе Сумгаит, тогда он еще назывался Комсомольск-на-Каспии. Молодой город на Апшеронском полуострове, недалеко от Баку, стал застраиваться после войны в 49-м году. Мама уехала туда из деревни, она жила в Карабахе. Уехала, как тогда часто случалось, по комсомольскому кличу. До приезда сюда, в 90-м году, у меня там было все. Именно там я родился, там рос и, несмотря на мое заболевание, нормально развивался — детский сад, школа, музыкальная школа. Увлечение музыкой было настолько сильное, что ни на чем другом я не мог фокусироваться. И когда меня определили в музыкальную школу, я сразу выбрал себе инструмент аккордеон. Мечтал играть на аккордеоне — и однозначно выбрал его.

— Как интересно! Достаточно редкий инструмент, как мне кажется.

— Я поступил в музыкальную школу, когда мне было лет 12, я был в 5-м классе, а уже в 15 лет я пошел работать в пионерский лагерь, причем на полные три смены по месяцу. И так работал каждое лето, до конца училища и на первых курсах консерватории. Однажды я попал в тот самый пионерский лагерь, в котором отдыхал в детстве и где впервые увидел, как виртуозно играет на аккордеоне музыкант-концертмейстер.

— Но позже Вы перешли на контрабас?

— Это сложно передать словами, но я так хотел играть, хотел изучать гармонию и вообще все, что связано с созданием музыки, и мне было все равно, на что я поступлю. Поэтому когда мне предложили поступить на контрабас, я с удовольствием согласился, а в итоге это стало выбором всей жизни. Но игра на аккордеоне тоже пригодилась. В Сумгаите я попал в рок-группу и меня взяли как клавишника и вокалиста. А потом уже параллельно стал осваивать контрабас и бас-гитару.

Группа была молодая, но дерзкая, мы играли все, что хотели, и свою музыку тоже писали. Позже в Баку нас приняли в республиканский рок-клуб. Кстати, есть такая книга Артемия Троицкого «Рок-музыка в СССР», и там о нашей рок-группе «Без грима» написано несколько строк. Это дорогого стоит! Не думали не гадали, а попали в историю рок-музыки СССР.

— Да, это значимое достижение! А какими еще достижениями вы гордитесь?

— Все, чем я занимался, для меня достижение. Уже одно то, что я вообще остался жить на белом свете после тяжелого инфекционного заболевания. У меня был паралич ног, а после лечения осталось искривление обеих стоп и частично искривление позвоночника. Я с трудом передвигался, а заниматься музыкой из-за большой физической нагрузки мне было вообще противопоказано. Доктора говорили маме, что я не смогу играть на аккордеоне, мне будет тяжело. Но я все равно играл! И когда в училище поступал на контрабас, опять врачи говорили: будет трудно. Они были правы. Но я смог. Характером взял. Трудом. Работал много. На 4 курсе училища стал лауреатом республиканского конкурса, занял второе место. Затем поступил в консерваторию, это был 85-й год. Ну и там тоже занимался с удовольствием, жил полной жизнью.

— У вас есть любимый девиз для жизни?

— Девиз — борьба. Борьба в любом проявлении. Борьба с проблемами, борьба ежедневная, ежечасная. Мне встать и пройтись по квартире — это уже труд нечеловеческий. А желание получить новые знания? Контрабас — это было и что-то новое, и одновременно борьба — как с контрабасом, так и с самим собой. Я занимался по 6, по 8 часов в день.

— Колоссально!

— Да, это бешеная работа, но на 4 курсе консерватории мое тело и все мои мышцы уже были подготовлены к тому, чтобы играть и очень сложную музыку. Я школу окончил с отличием, и мои знания теории музыки, сольфеджио были достаточно глубокими. Ну и заставлял себя работать. Первое время не было своего контрабаса, и я ежедневно ездил в училище и по 4 часа там занимался. Так что мой девиз: «Трудиться, бороться, искать, найти и не сдаваться».

— Что вам помогает преодолевать трудности? Чтобы Вы порекомендовали человеку, который находится в кризисе?

— В детстве я смотрел фильм, «Слепой музыкант», по-моему, украинский. Он про мальчика, который был слеп от рождения, но очень любил музыку и стал известным музыкантом-пианистом. Хоть события происходили в царские времена, этот фильм меня поразил. Уже здесь, в Беларуси, я прочитал пьесу Патрика Зюскинда «Контрабас». И так она мне отозвалась, все как про меня. Позже я просил всех детей, которые приходили ко мне на занятия контрабасом, найти эту книгу и прочитать.

— Есть ли у Вас пример человека, который воодушевляет, помогает?

— Да, есть, это Александр Иванов. Более 30 лет назад в полном расцвете сил он получил травму позвоночника и оказался в очень трудной ситуации. Большой художник, прекрасный музыкант. Для меня он живой пример, как не надо сдаваться. Кстати, когда я писал «Утро нового дня», думал именно про него. И так получилось, что закончил пьесу как раз ко дню его рождения. Я посвятил ее ему. Сказал: «Саша, это тебе подарок от меня». Ему очень понравилось. Мы живем рядом и давно общаемся. Одно время вместе ездили на конкурсы, и все время занимали первые места. Но сейчас, прикованный к постели, превозмогая боль, он берет кисточку в зубы и рисует свои шедевры.

— Возвращаясь к пьесе «Утро нового дня», что все-таки глубинно подтолкнуло Вас к ее написанию?

— Слова Ирины Жихар — о том, что эту музыку услышат люди, которые находятся на грани между жизнью и смертью и для которых важна каждая секунда. Я подумал, что очень хочу, чтобы человек прожил дольше. Знаете, когда вы смотрите на ночное небо, некоторые звезды отражают свет и яркими бликами отсвечивают то в одном, то в другом уголке темного неба. И вот я звуками фортепиано как бы сделал такие точки, они похожи на вот эти блики в темноте, которые пробиваются сквозь темноту и разрушают ее. Мне хотелось бы, чтобы человек, который будет слушать музыку, воспринял это сердцем и понял, что ни танец, ни музыка не существуют отдельно от его собственной жизни, от его восприятия всего, что вокруг. И если кому-то моя музыка на несколько мгновений продлит жизнь, сделает ее сочнее, то я был бы очень рад. Именно этого я и хотел.

— В середине быстрой, танцевальной части у Вас музыка ненадолго затихает. Что это означает?

— Это тот эпизод, где отсутствует сопровождение ударных инструментов? У нас с супругой Ирой из-за него даже возникли разногласия! Она считает, что можно обойтись и без него, потому что вся быстрая часть должна быть ровной, на одном дыхании. Я же уверен в необходимости этой части. Я намеренно сделал это отклонение, чтобы более контрастно выделить последнюю, кульминационную часть перед кодой, т.е. перед окончанием. Это такой художественно-музыкальный образ, как затишье перед бурей, когда из огня новой жизни возрождается птица феникс. Я считаю, что это очень символично, и уверен, что танцевальный старт получится ярким, интересным и запоминающимся.

— Можно несколько трудных вопросов? Есть ли у Вас страх общения с онкопациентами?

— Нет.

— А Вам приходилось с ними общаться?

— У меня супруга онкопациент. Я знаю ее с 92 года. Мы вместе в браке уже 13 лет. Я знаю о ней все. Мне не тяжело.

— Как Вы думаете, возможно ли победить рак?

— Это борьба, конечно, тяжелая, но бороться необходимо. Если сложить руки, то не будет никакого движения. Но борьба — это тоже своего рода развитие. Потому что в борьбе человек постигает новое, отметает все, что мешает развиваться. Представьте себе, что было бы, если бы все уповали лишь на лекарства. Без веры никакое лекарство не поможет. А особенно в лечении онкологических заболеваний — как без веры с ними бороться?

А еще присутствие семьи. Самое главное — это семья, это крепость, благодаря которой появляются силы и желание жить, любить, расти, творить, помогать. Только преодолевая, человек приобретает опыт, осознает свое положение, и потому знает, как помочь другим, потому что выстрадал сам. Не из книг и не со слов других — он прошёл весь этот путь сам. Кто-то пишет книги, кто-то стихи, кто-то картины или музыку. Вот так и происходит спасение, настоящее спасение.

— Спасибо! И напоследок, что Вас вдохновляет, какие у Вас планы на будущее?

— Раньше планы у меня были наполеоновские, но поскольку ограничен в возможностях не только физических, но и финансовых, пока что многое делаю, как принято говорить, в стол. Еще планы — жить, радоваться жизни и продолжать работу. Я продолжаю сочинять свои собственные песни и параллельно записываю тех, кто просит меня помочь. Сейчас делаю работу у нас, в Сморгони, для Дома молодежи при костеле святого Иоанна Павла II. Одна девочка сочинила песню, и ксендз Евгений попросил сделать фонограмму. Они хотят сделать ее песню гимном костела. Ну и я вообще не отказываю людям. И фонограмму напишу, и запись сделаю. Звукорежиссура — тоже интересная сторона работы, связанная с музыкой.

Благодарим Теймура Погосяна за поддержку Эстафеты «Во имя жизни»!

До встречи 24 августа 2019 в Минске. Эстафета «Во имя жизни» – это акция для онкопациентов и их близких. Будем учиться грамотно помогать себе и нуждающимся. Против рака мы сильнее вместе!

Oncopatient.by

Была ли эта статья полезна?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.