Как справиться с лимфедемой после онкологического заболевания

Лечение злокачественных новообразований репродуктивной системы человека вне зависимости от пола – долгое и зачастую травматичное. Последствия, которые наступили или могут наступить в будущем, принципиально меняют образ жизни пациента. Для тех из них, кто перенес хирургическое вмешательство с удалением лимфоузлов и лучевую терапию, резко возрастает вероятность появления лимфатического отёка или, говоря строгим медицинским языком, лимфедемы. В любой момент. Без срока давности.

врач Földiklinik (специализированной лимфологической клиники), Европейского центра лимфологии (Германия), преподаватель курса диагностики и терапии лимфедемы
Стелла АРБИТМАН

Как и кто должен помочь пациенту в борьбе с таким побочным эффектом? Опытом работы с пациентами с лимфедемой в Германии делится врач Földiklinik (специализированной лимфологической клиники), Европейского центра лимфологии (Германия), преподаватель курса диагностики и терапии лимфедемы Стелла АРБИТМАН.

— Г-жа Стелла, почему Вас, врача-терапевта, заинтересовала лимфология, которой в итоге Вы посвятили практически 20 лет своей профессиональной деятельности?

— После получения сертификата врача-специалиста по внутренним болезням, я искала место, где можно было бы заниматься лечением болезней с разнообразной клинической картиной, требующей широкого спектра диагностики и часто нестандартного лечения. Все это я нашла в клинике, в которой я сейчас работаю. Földiklinik – известная клиника в области лимфологии, с высоким медицинским стандартом. Одну из самых больших подгрупп пациентов составляют больные с лимфедемой, возникшей после лечения онкологических заболеваний. Лечение таких пациентов трeбует знаний не только в области лимфологии, но также и онкологии. Спектр заболеваний, приводящий к лимфедеме, очень широкий. Мне приходится сталкиваться с очень разнообразными заболеваниями: это и патология кровеносных сосудов, генетические нарушения, заболевания опорно-двигательного апарата и т. д. Отсюда необходимость в знаниях из различных областей медицины. Все это делает мою работу очень увлекательной.

— На какую помощь в лечении лимфедемы могут рассчитывать пациенты в Германии и сколько стоят медицинские услуги такого плана?

— Каждый человек, работающий или безработный, пенсионер или человек с инвалидностью, в Германии имеет медицинскую страховку – это обязательно. Компанию, с которой человек заключает страховой полис, каждый выбирает по своему усмотрению. Тут никому нельзя приказать. Государство в свою очередь не помогает, но и не мешает страховым компаниям. При этом не все они работают исключительно на коммерческой основе. У каждой страховой компании есть каталог медицинских услуг, которые они оплачивают. И этот список довольно велик: туда входит амбулаторное лечение практически любого заболевания, лечение в стационаре, проведение операций – все, что нужно каждому человеку. Консервативное лечение лимфедемы также входит в этот каталог, и оно оплачивается за счет медицинской страховки. Например, мануальный лимфодренажный массаж как часть такого консервативного лечения входит во все каталоги страховых компаний вне зависимости от принципов их работы. Консервативное лечение лимфедемы также обязательно включает в себя компрессионную терапию (бандажный материал, компрессионный трикотаж). Это обычное явление – не надо самостоятельно искать, покупать, пациенту выписывают рецепт, оплата производится из медицинской страховки. К этому также относится компрессионный трикотаж плоской вязки, который соответствует самым высоким стандартам. В каталог, к слову,  входит и лечебная гимнастика, и все процедуры традиционной – не альтернативной – медицины. Все назначения делает лечащий врач, и пациенты знают, что для них всё будет оплачено за счет страховки.

— Для лечения лимфедемы необходимо приезжать к вам в клинику или оно доступно в любой точке Германии? 

— В Германии очень хорошо развита система лечения лимфатических отёков, в том числе и у онкологических больных. Лечащие врачи-онкологи достаточно хорошо осведомлены о лечении лимфедемы и знают, куда направить пациентов для консультации. Очень часто лимфедема конечностей возникает вследствие гинекологических онкологических заболеваний и рака молочной железы. Особенно онкогинекологи при наблюдении своих больных обращают внимание на отёки и направляют их на лечение.

В Германии консервативная терапия лимфедемы доступна каждому больному. Лечением же самой лимфедемы должен заниматься врач с соответствующей подготовкой и физиотерапевт. Врач проводит необходимую диагностику, назначает лечение, следит за развитием заболевания, при необходимости корригирует терапию. Важную роль в лечении лимфедемы играют физиотерапевты, к которым направляют лечащие врачи.

Существует развитая сеть врачей и физиотерапевтов, интересующихся и занимающихся лечением лимфедемы. Адреса этих специалистов можно легко найти в интернете.

Вы знаете, что такое физиотерапевт в Германии в отличие от Беларуси? У нас это не врач. Это человек, который овладел физическими (т. е. немедикаментозными) методами лечения заболеваний, а именно различного вида массажи, лечебная гимнастика, процедуры при помощи ультразвуковых и других приборов. Обучение этим навыкам в Германии длится 3 года. Во многих других странах физиотерапевт получает высшее образование. В Германии медицина частная. И у физиотерапевтов, как правило, частная практика или работа по найму в больницах. Владение мануальным лимфодренажным массажем практически обязательно для физиотерапевта. Эти услуги очень востребованы. Для проведения этой медицинской процедуры физиотерапевт должен иметь соответствующую квалификацию, которая подтверждается наличием сертификата. А чтобы получить сертификат, надо пройти специальное четырехнедельное обучение в специальных школах, например, в школе при нашей клинике.

Таким образом создается высокий стандарт лечения.

Практически в каждом населенном пункте можно найти физиотерапевтическую практику, услуга доступна и оплачивается медицинской страховкой. Например, я живу в маленьком городке, и у нас как минимум пять офисов физиотерапевтов – обратиться к специалисту абсолютно не является проблемой. К слову, эта система так развита не во всех европейских странах. Физиотерапевты есть и в Италии, и во Франции, но там нет такого большого количества квалифицированного в области лечения лимфедемы персонала, как у нас. В сфере лимфологии Германия — ведущая страна в Европе.

Если говорить о нашей клинике, то мы, как специализированный лимфологический центр, занимаемся стационарным лечением лимфедемы разного происхождения. Наиболее тяжелые случаи, как правило, направляются в нашу клинику. Естественно, у нас много онкопациентов. В своей работе мы используем различные методы лечения и реабилитации. Мы также имеем свой учебный центр, где проводим подготовку и повышение квалификации лимфологов и физиотерапевтов. Наша клиника создана проф. Михаилом Фелди и его женой проф. Этелка Фелди, всемирно известными специалистами в области лимфологии. Благодаря им комплексная физическая противоотёчная терапия признана стандартом лечения лимфедемы и как эффективная терапия оплачивается страховыми компаниями.

— Если говорить о повышении квалификации медработников в целом и в лимфологии в частности, то каким образом в Германии налажена эта система? Ведь новые знания и методы лечения постоянно совершенствуются. Как успеть в этой гонке?

— Есть очень много способов повышения квалификации и многие из них бесплатны – в Германии большая и разветвленная система повышения квалификации медицинских работников в различных областях медицины, в том числе и в лимфологии. В нашей стране каждый врач-специалист, чтобы иметь право практиковать, должен регулярно набирать определенное количество баллов, посещая мероприятия по повышению квалификации. Существует очень много лекций, которые врач подбирает для себя самостоятельно, чтобы выполнить эту задачу и получить соответствующий сертификат. Это касается не только лимфологии, но и абсолютно всех направлений медицины.

Если говорить о лимфологии, то общество лимфологов Германии проводит ежегодные конгрессы внутри страны, на которые приглашаются ведущие национальные и зарубежные специалисты, проводятся конференции, вечерние лекции, предлагаются курсы обучения. Ежегодно проходит европейский лимфологический конгресс. В нашем учебном центре при клинике проводятся дни лимфологии, на которые мы приглашаем врачей разных специальностей.

Все открыто делятся друг с другом своими исследованиями, знаниями, наработанными практиками.

— В Вашей практике была какая-то история, которая Вас особенно задела и осталась в памяти?

— Конечно. И не одна. Но я не могу рассказывать в подробностях, потому что это связано с больными и будет являться нарушением врачебной этики. У меня, как у врача, историй, которые совершенно выбивали из колеи, и я не могла оказать профессиональную помощь, не было. Но было достаточно много случаев, которые меня по-человечески глубоко затронули. Например, у нас в клинике лечатся дети. У некоторых из них врожденный порок развития лимфатической системы. То есть ребенок таким рождается и с этим живет. Есть тяжелые случаи, которые затрагивают жизнь всей семьи: вначале колоссально меняется образ жизни родителей такого малыша, а потом и его самого. И все это происходит на твоих глазах и длится долгое время. И трудно быть просто свидетелем. У меня есть несколько маленьких пациентов с хроническими заболеваниями лимфатической системы. Некоторых я знаю с 9-10 месяцев. С одним из таких малышей я познакомилась, когда ему было 6 лет, а сейчас он уже давно студент. Когда таких детей сопровождаешь по многу лет, то такие человеческие, а не только врачебные контакты сохраняются надолго. Моя специализация – в том числе – пороки развития лимфатических сосудов. Это редкие заболевания и не каждый специалист может  быстро поставить диагноз. Есть тяжелые случаи и среди взрослых. Был случай, когда я ездила  в реанимацию к такому больному, потому что он не знал немецкого языка и практически умирал в чужой стране. Нужно было и с такими ситуациями справляться. Думаю, у каждого врача есть свои особенные пациенты и истории из практики.

— А есть ли у Вас свой рецепт, страхующий от эмоционального выгорания?

— Это называется профессионализм. Если врач «выгорает», то это уже не профессионально. Многие специалисты работают с людьми, и это довольно тяжело. Особенно, если приходится работать с больными людьми, ведь ты в этом участвуешь и эмоционально. Ты учишься, «закрывая дверь», забывать. Каждый врач в процессе своей деятельности этому учится. Иначе врач не сможет работать. Если ты глубоко эмоционально участвуешь, ты перестаешь думать. А если врач перестает думать – это опасно для больного. Конечно, важно не потерять эмпатию, но при этом не менее важно не утратить способность думать. Это и есть профессионализм врача. Если ты будешь только плакать рядом с больным, ты ему уже не сможешь помочь. Неверно говорить, что с годами медики становятся толстокожими. Просто они учатся с этим жить и оставаться трудоспособными. Плохо, если тебя ничто эмоционально не трогает, но плохо, когда чрезмерно трогает. И надо уметь замечать, если ты вдруг переходишь границу в ту или другую сторону. Во многих клиниках Германии существуют супервизионные группы, помогающие врачу сохранить эмоциональную стабильность.

Онлайн-лекция Стеллы Арбитман «Вторичная лимфедема после лечения онкологических заболеваний» состоится 17 октября 2020 года в 12.00.

Если вы – врач или психолог, вы можете принять непосредственное участие или пригласить ваших коллег или знакомых к участию. Если вы – пациент, вы можете пригласить знакомых вам специалистов, кому интересна эта тема, к участию.  Регистрация на лекцию ЗДЕСЬ.

Справки по телефонам: +375-29-627-80-35, +375-29-752-15-88.

 

Была ли эта статья полезна?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.